Регистрация Авторизация В избранное
 
 
Премьеры на ТМДРадио
Пн-Чт 21.00, Пт-Сб 19.00 Вс 18.00
«РОЖЬ» Фет Тютчев Кольцов
Л.Н.Толстой А.К.Толстой
Пт-Вс 21.00
«Вяленая Вобла» Салтыков-Щедрин
Вс 15.00
«Персидские песни» Хафиз Саади Хайям
Художественная галерея
Зима, Суздаль (0)
Дмитровка (0)
Деревянное зодчество (0)
Собор Василия Блаженного (0)
Старая Москва, Кремль (0)
Москва, Никольские ворота (0)
Суздаль (1)
Ама (0)
Москва, Малая Дмитровка (1)
Ростов (1)
Загорск (1)
Покровский собор (0)

«Сэр Василий Захарофф» Лев Гуревич

article458.jpg
«Успех в жизни заключается не в том, чтобы  делать то, что мы любим, а в том, чтобы любить то, что мы делаем» Василий Захарофф
 
Жизнь этого человека всегда была окутана тайной. О Захароффе говорили, что он питал конфликты, чтобы продавать оружие обеим сторонам. Он владел 14 языками, а его имя произносилось по-разному в зависимости от страны пребывания: в Англии — Бэзил, в России— Василий Васильевич, во Франции — Базиль.Его  прозвищами были «международный человек-загадка», «торговец смертью», «европейский призрак». Попробуем приподнять завесу тайны, окутавшую этого человека.

Василий Захарофф, 1928 год
 
. В 1821 году в Греции началась вооружённая  борьба с оккупировавшей страну в течение сотен лет Османской империей. Вдохновлённая идеями Великой французской революции, поддерживаемая многими европейцами (достаточно вспомнить умершего в греческом городе Месолонгоне в 1824 году английского поэта лорда Байрона) освободительная война    завершилась в 1832 году Константинопольским мирным договором, утвердившим Грецию как независимое государство.
В связи с начавшимися в 1821году антигреческими  погромами,  семья Захариос бежала в Россию и поселилась  в Одессе. Спустя два десятилетия, семья переехала  в Турцию  и поселилась в небольшом городке Мугла в Малой Азии, где 6 октября 1849 и родился Базилейос Захариас. Российскому периоду в жизни семьи Василий обязан как фамилией Захарофф, так и знанием русского языка. В 1855 году его семейство переселилось в Константинополь, и обосновалось в Татавле − одном из беднейших  кварталов города. 
Свои первые деньги маленький Василий заработал, устроившись гидом для туристов. Он отводил их в Галату − квартал «красных фонарей» в Константинополе, где они обретали запретные наслаждения. Повзрослев, Василий устроился работать пожарным. В то время пожарные в Константинополе были не столь эффективны в борьбе с огнём, сколь в спасении сокровищ богатых людей за частное вознаграждение, а  многие из них занимались рэкетом и кражами.
Следующим этапом в его жизни была  работа в меняльной лавке − так назывался в то время пункт обмена  валюты. Помните у Сергея Есенина в цикле «Персидские мотивы»: «Я спросил сегодня у менялы, что даёт за полтумана по рублю…». Некоторые биографы Захароффа  упоминали  о том, что он, якобы, передавал фальшивую валюту туристам, которые не замечали этого, пока не покидали Константинополь. 

Константинопль.  Сотни людей на мосту Галата и множество маленьких лодочек у берега. 90-е годы  XIX века.
 
В 1866 году Захарофф появляется в Лондоне и оказывается в гуще скандала, который приводит его в суд по делу о незаконных коммерческих действиях, включая экспорт некоторых ценностей из Константинополя в британскую столицу. Диаспора константинопольских греков в Лондоне предпочитала решать дела, связанные с членами сообщества, вне стен английского суда. За сумму в 100 английских фунтов Василия освобождают при условии, что тот возместит убытки истца и останется в пределах юрисдикции суда, после чего он незамедлительно выехал в Афины.
Поворотным моментом в судьбе Захароффа является знакомство с политическим журналистом и, по некоторым сведениям, человеком близким к британской разведке,  Этьеном Скулудисом. 24-летний красноречивый Захарофф сумел убедить Скулудиса в своей правоте относительно судебного разбирательства в Лондоне и установил с ним дружеские отношения. 
Судьба благоприятствует Василию Захароффу. Один из друзей Скулудиса, шведский капитан покидает должность представителя компании возглавляемой  Норденфельтом, и, пользуясь случаем, Скулудис рекомендует Захароффа на освободившийся пост.
 Родившийся в 1842 году  шведский промышленник Торстен Норденфельт   в 1867 году переехал в Лондон, где женился на англичанке. В начале своей карьеры он основал небольшую компанию по продаже шведской стали. Будучи превосходным инженером, Норденфельт организовал производство скорострельных пушек калибров 37 и 57 мм, использовавшихся в том числе, и на русском флоте.  14 октября 1877 года Захароффа назначают торговым представителем оружейной компании Норденфельта, и эту дату можно считать  началом его  карьеры. 
В Европе вокруг Балкан нарастает напряжённая политическая и военная ситуация.   Турция, Австро-Венгрия, Германия с одной стороны, и Россия, Франция, Великобритания  − с другой, активно увеличивают расходы, чтобы противостоять агрессивным планам соперника. Для молодого торговца оружием появляется прекрасная    возможность проявить себя, и Захарофф  в полной мере воспользовался этим шансом.
Первым коммерческим успехом компании стала   продажа  подводной лодки Nordenfelt 1  с паровым двигателем, созданной по чертежам британского изобретателя Джорджа Гарретта. Впервые субмарина  появилась на публике летом 1887 года в порту Спидхэд,  во время грандиозного военно-морского парада по случаю 50-летия царствования   королевы Виктории. Демонстрация завершилась пуском торпеды из надводного положения и эффектным разрушением макета цели. Таким образом, Захарофф и Норденфельт успешно продемонстрировали судно на международном форуме военной элиты. И, хотя крупные страны-игроки проигнорировали  чересчур непредсказуемый  авангардный проект, но  несколько стран оказались заинтересованы в покупке. 
Покупателем подлодки стало греческое правительство, которое, опасаясь растущего флота Турции, нуждалось в достаточно эффективном, новом и не очень дорогом средство противодействия. Руководствуясь английской пословицей  «All things are difficult before they are easy», или, говоря по-русски «Лиха беда − начало», Захарофф пошёл на финансовые уступки, благодаря чему  удалось продать Nordenfelt 1 Греции. 
Затем он сумел убедить турок в том, что греческая покупка представляет для них опасность и продал им две подводные лодки − «Абдул-Гамид» (Nordenfelt 2)  и  «Абдул-Меджид» (Nordenfelt 3) После этого, он провёл переговоры с русскими, убеждая их, что на Чёрном море теперь появилась новая значительная угроза. 
Первоначально, после детального ознакомления русской комиссии от покупки по ряду причин было решено отказаться. Однако, подлодка Nordenfelt 4  − самая совершенная модель, с двумя паровыми двигателями и двумя торпедными аппаратами понравилась Александру III, и он приказал её приобрести. Но в ноябре 1888 года она легла на грунт близ Ютландии  и была раздавлена толщей воды. Ни одной из этих подводных лодок так и не довелось поучаствовать в битве на море, но компаньонов это ничуть не беспокоило, поскольку проданные суда принесли ощутимый доход, а, кроме того, начинающий коммерсант приобрёл бесценный опыт.

«Абдул-Гамид (Nordenfelt 2)  — подлодка Османской империи, первая в истории флота субмарина, которая произвела пуск торпеды из подводного положения.
 
Решающим событием в жизни Захароффа стала совместная работа с Хайремом Максимом −  британским изобретателем и оружейником американского происхождения, создателем одной из самых знаменитых моделей пулемёта − «Максим».
Свою деятельность Хайрем Максим начал как изобретатель устройств и механизмов, связанных с теплотехникой. Изучив электротехнику, Максим основал компанию, занимающуюся электрическим освещением,  и в 1881 году на выставке в Париже выставил несколько моделей динамо-машин и ламп накаливания, за что был награждён  орденом Почётного легиона.

Сэр Хайрем Стивенс Максим (1840 − 1916)
 
Поворот в карьере Максима произошёл в 1882 году. По его словам, в это время он встретил знакомого американца, который сказал: «Бросай свою химию и электричество. Если хочешь заработать кучу денег, придумай что-нибудь, что позволит этим европейцам ещё лучше перегрызать друг-другу глотки…». В то время в Европе достаточно легко можно было найти деньги на разработку новых видов оружия,  и Максим,  арендовав мастерские в Хэттон-Гарденс в Лондоне,  занялся разработкой автоматического оружия.
 В 1884 была создана  первая модель  знаменитого пулемёта «Максим», разрабатывая который, изобретатель применил до гениальности простую идею: газ, образуемый при сгорании пороха в патроне, при отдаче производит энергию, используемую для работы механизма пулемета, и (Sic!)  нет необходимости во внешних источниках энергии.
Однако, изобретенный Максимом пулемет не принёс ему выгодных государственных контрактов. В частности армия США отказалась от его приобретения, сославшись на слишком высокую скорострельность пулемета. По их мнению, это могло бы вызвать проблемы с поставкой на фронт достаточного количества боеприпасов.
Чтобы продвинуть свой пулемёт на международный рынок, Максим в 1888 году объединился с компанией «Норденфельт», и вслед за этим последовал ощутимый коммерческий успех − пулемёт «Максим» в течение нескольких лет становится стандартным оружием для большинства армий мира.
К 1897 году компания Максима стала достаточно крупной, чтобы получить предложение о выкупе от гиганта оружейной индустрии «Виккерс». Предложение принимается. Это приносит солидную прибыль деньгами и акциями Максиму и Захароффу. Так в 1905 году «Виккерс» заплатил Захароффу 86 000 фунтов стерлингов как своему главному торговому агенту. С этого периода и до 1911 года, по мере падения интереса Максима к бизнесу, пакет акций компании «Виккерс», принадлежащий Захароффу, только растёт. С выходом Максима на пенсию, Захарофф вступает в совет директоров «Виккерс» и становится одним из ведущих игроков на мировом оружейном рынке. 
Первое десятилетие XX века — период, в который многим европейским армиям предстояло пройти перестройку и модернизацию. Германия и Англия видели необходимость в модернизации флота, и компания «Виккерс» предлагает свои услуги обеим странам.
В русско-японскую войну 1904 − 1905 годов Россия потеряла почти весь свой броненосный флот, после чего была принята программа восстановления  флота, на которую были выделены огромные  деньги. Захарофф активно включается в борьбу за выгодный многомиллионный заказ и получает его. В Царицыне при содействии фирмы «Виккерс» был построен Царицынский орудийный завод, специализация которого сохранилась и через 100 лет — морская и полевая артиллерия крупных калибров. 

Фото пулемёта «Максим» периода русско-японской войны 1904-1905 гг. 
 
В предвоенные годы Захарофф расширяет свои активы и развивает оружейный бизнес. Он покупает Объединённый Парижский Банк, что позволяет контролировать финансовые потоки. Принадлежащая ему  ежедневная газета «Excelsior», обеспечивает хорошую прессу − главный инструмент пиара  того времени. Для большего веса во французском обществе ему не хватает только званий, и  Захарофф учреждает Дом престарелых для французских моряков, что открывает ему дорогу к Ордену Почётного легиона.
 
1 августа 1914 года началась Первая Мировая война. Только в Англии компания «Виккерс»  за время войны произвела 4 линкора, 3 крейсера, 53 подлодки, 5500 самолётов, и это не считая пушек, торпед и пулемётов. Захарофф вёл дела и с премьер-министром Великобритании Ллойдом Джорджем и с премьер-министром Франции Аристидом Брианом. Есть сведения, что, воспользовавшись визитом к Бриану, Захарофф незаметно на столе оставил конверт,  в котором находился чек на миллион франков для солдатских вдов. 
Одной из задач Захароффа во время войны было вовлечь Грецию в войну на стороне Антанты. Вначале это казалось невозможным, поскольку король Греции Константин был мужем сестры императора Вильгельма II. Но Захарофф учредил информационное агентство в Греции, которое активно распространяло новости, благоприятные для Антанты, и в течение нескольких месяцев Константин был смещён в пользу премьер-министра Венизелоса. 

Французские солдаты идут на штурм вражеских окопов.  Верден, 1916 год
 
С окончанием войны газета «TheTimes» подсчитала, что Захарофф пожертвовал 50 миллионов фунтов стерлингов в пользу Союзников, а ведь это была лишь малая часть его прибыли. Он стал баронетом, и отныне к нему можно было обращаться как к Сэру Василию Захарофф.
 
В послевоенные годы Захарофф участвует в решении проблем, связанных с переделом Европы, и, в частности, он стремится к тому, чтобы Греция получила достаточную долю от ослабленной Турции.
В то же время Захарофф становится участником двух значимых финансовых предприятий. Понимая, что в связи с развитием автомобилестроения и авиации нефтяной бизнес ждёт великое будущее, он участвует в инкорпорировании компании, из которой впоследствии появился нефтяной гигант «British Petroleum».  
Его связи с князем Монако Луи II привели к покупке попавшего в долговую яму, банка «Société des Bains de Mer», который управлял знаменитым казино Монте-Карло, являвшегося главным источником доходов страны. У нового владельца казино вновь начинает приносить прибыль. В этот же период Захарофф убеждает премьер-министра Франции Клемансо, чтобы тот включил в Версальский договор 1919 года защиту прав Монако в том виде, в котором они были установлены в 1641 (!) году.  
 
Хотя очень немногое задокументировано,  но в прессу просочились некоторые подробности ведения бизнеса греческим миллиардером Захароффым. 
Так, например, Аргентина задолжала французским банкам по срочным векселям 268 миллионов франков, оплата по которым должна была производиться золотом. Это золото было погружено на пароход и отправлено в порт Гавр, но с пароходом что-то случилось, и он зашёл в Бордо. По всему выходило, что векселя будут опротестованы и  финансовая катастрофа неизбежна. Аргентинское правительство срочно телеграфировало Захароффу.  Имея в своём распоряжении только одно утро, Захарофф выручил, но какой профит он при этом получил, осталось коммерческой тайной.
В 1910 году в Брюсселе состоялась Всемирная выставка, в которой участвовал Василий Захарофф, выставив золотой сервиз Людовика XVI, купленный с аукциона за 7 миллионов франков. Как и положено, на ночь наиболее значимые экспонаты убирались в сейф. На выставке произошёл большой пожар, после которого три дня разбирали обломки. Когда добрались до сейфа, то выяснилось, что весь сервиз оказался цел.
Двадцать лет Оксфордский университет занимался переводом Библии на английский язык. Дело подходило к концу. Корректуру выполнял сам ректор университета. Оставался последний лист.  Неизвестно кем заранее был зафрахтован пароход, на котором были оборудованы типография, переплётная мастерская и всё необходимое для книгоиздания. Пароход стоял на якоре в одной из гаваней Ирландского моря, с полным числом мастеров, наборщиков, переплётчиков и необходимым запасом бумаги.
Наконец, весь текст был выкраден, доставлен на пароход, который тотчас же снялся с якоря и пошёл в Северо−Американские Соединённые Штаты, где Оксфордская библия появилась раньше, чем в Оксфорде. Как писала мировая пресса, по всей видимости, без Захароффа дело не обошлось.
 
О личной жизни Захароффа ходило множество слухов. Достоверно известно, что он был женат на Эмили Энн Барроуз, скончавшейся в 1890-е годы.  Журналисты писали о  том, что  Захарофф сам инициировал роман собственной жены с премьер-министром Великобритании Ллойдом  Джорджем, после чего тот оказался полностью в его власти. 
В сентябре  1924 года семидесятипятилетний Захарофф вновь женился, Его супругой стала Мария дель Пилар, которую он впервые встретил около трёх десятилетий ранее в «Восточном Экспрессе» между Цюрихом и Парижем, где та испытывала сложности с новым мужем  − герцогом доном Франсиско Мария де Бурбон. Несмотря на то, что герцог вскоре был направлен в лечебницу для душевнобольных, Мария, будучи католичкой, не имела возможности развестись, и Захарову пришлось подождать. Ждать пришлось до смерти герцога, но, к сожалению, Мария умерла от инфекции в 1926 году.
 В начале 30-х годов Захарофф ликвидирует свои активы, оставляя контроль над казино в Монте-Карло, и начинает работу над мемуарами (его дневники, которые он вёл всю жизнь, составляли 53 тома). После того, как мемуары были завершены, их выкрали. Вероятно, вор надеялся сделать состояние на раскрытии тайн крупных политических фигур Европы. Полиция нашла мемуары и вернула их Захароффу, после чего он их сжёг. Скончался Василий Захарофф  в возрасте 87-ти лет 27 ноября 1936 года в Монте-Карло. 
После знакомства с жизнеописанием Василия Захароффа, прошедшего путь от пронырливого константинопольского мальчишки до одного из богатейших людей Европы, в памяти любознательного читателя непременно должен возникнуть другой, не менее значимый исторический персонаж. Вне всякого сомнения, речь идёт о знаменитом   предпринимателе, судовладельце, инвесторе, миллиардере греческого происхождения Аристотеле Онассисе, девизом которого было: «Не гонись за деньгами − иди им навстречу».
Что ж, видно со времени хитроумного Одиссея не оскудела земля Эллады, если там появляются на свет подобные греческие герои.  
 
© Гуревич Л. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы (0)
Москва, Никольские ворота (0)
Микулино Городище (0)
Псков (1)
Москва, Новодевичий монастырь (0)
В старой Москве (0)
Зима (0)
Троице-Сергиева лавра (0)
Медведева пустынь (0)
Ивановская площадь Московского Кремля (0)
Яндекс.Метрика           Рейтинг@Mail.ru     
 
 
RadioCMS    InstantCMS